Лекция 2. Философия, семантика, прагматика современной коммуникации

Лекция 2. Философия, семантика, прагматика современной коммуникации

Симптоматичным явлением современной науки является популярность прагматического подхода к изучению наук как естественнонаучного, так и гуманитарного цикла. Основным содержанием этого научного подхода является выявление соответствий между научными теоретическими рассуждениями и практической деятельностью. Это является, по нашему мнению, свидетельством повышения степени понимания философского осмысления логики и практики взаимодействия мысли и действия. Важным для нас является также возможный анализ интеллектуальной сферы взаимодействия — сферы общения.

Прагматический подход в изучении конкретной сферы деятельности связан также с созданием пространства выбора возможных стратегий теоретического и практического уровня научного анализа, которые бы максимально соответствовали интенциям исследования. Соответствие интенциям означает наибольшую эффективность данного подхода к изучению проблемы. В изучении проблемы коммуникативной деятельности мы руководствуемся тезисом о научности такого подхода, где применяется метод поиска диалектических противоречий в разрешении конфликтной ситуации, т.е. метод анализа различных моделей ее контекста — социального, психологического и лингво-прагматического.

Давнее противопоставление этих уровней анализа вызывает стремление найти какую-то связь между ними. Особенность их в том, что они изначально, как мы уже отмечали ранее, строятся как взаимодополняющие структуры, не претендуя при этом на исчерпывающее описание всей области коммуникации. В реальных обстоятельствах человеческого взаимодействия (общения) внешние границы этих систем оказываются размыты, а возможные противоречия могут быть использованы как «зона поиска» новых средств описания и анализа коммуникативных ситуаций.

В контексте социологического анализа мы ориентируемся на выявление норм и правил человеческого взаимодействия, обеспечивающих связи внутри социальной системы. В психологическом плане наш подход строится на поиске регулирующей роли психологического контекста взаимоотношений в каждой конкретной коммуникативной ситуации. Воспользуемся определением гегелевского «синтеза», когда любая категория анализа должна включать в себя пару предшествующих ей противоположных друг другу категорий, что означает существование границ некоего «целого», описываемого одновременно с различных сторон. В нашем случае речь идет о «границах» речемыслительной деятельности человека — сферы общения, о границах лингво-прагматической сферы деятельности — высказывания. Высказывание в данном случае является предметом нашего изучения.

Форма и смысл любого высказывания зависят от речевого контекста и определяются им. Речевым контекстом мы будем считать отношения между «говорящим» и «слушающим». Хорошо известна идущая от В. фон Гумбольдта характеристика природы языка: «язык — это деятельность, а не оконченное дело». В своей полноте язык живет лишь в речи «говорящего» и в понимании «слушающего». Свою определенность слова получают только в живой речи конкретного лица и существенно зависят от контекста и стиля речи, т.е. от объективных и субъективных условий речевой ситуации. Живая речь осуществляется в виде интенсионально оформленного высказывания, т.е. от нашего желания быть услышанными и понятыми. Живая речь осуществляется в форме высказывания и не только фиксирует результаты нашей познавательной деятельности, но и направляет наше познание, если, конечно, мы говорим осознанно — т.е. мыслим. Процесс познания разворачивается как дискурс между «говорящим» и «слушающим». Мысль «говорящего» считается реализованной, если только она будет воспроизведена в сознании «слушающего». Этот процесс требует усилий, ответственности со стороны обоих участников общения. «Сказано лишь то, что было услышано и понято».

«Говорящему» необходимо быть понятым, он желает услышать ответную мысль «слушающего» — возникает необходимость диалога, дискурса. Взаимопонимание — лишь стремление, но оно необходимо нам для познания окружающего мира и сохранения культуры. Преодоление разногласий, непонимания — тоже естественно-логичные процессы развития, необходимые для взаимодействия. Анализ ситуации взаимодействия на уровне общения — наша основная задача в изучении вопроса речевых и письменных коммуникаций. Формой такого анализа будет лингво-прагматический подход к изучению коммуникативной ситуации.

В 20 веке большую популярность в области научной лингвистики и языкознания приобрели структурная лингвистика, изучавшая идеи функционирования знаков и знаковых систем (Ч. Пирс, У. Джеймс, Д. Дьюи, Ч. Моррис, Ф. де Соссюр) и логическая семантика, развивавшая семантические идеи Рассела и Фреге в контексте проблем истины, референции и существования. Оба эти научных направления имели один существенный недостаток — слабую связь с реальной практической речевой деятельностью людей. Перед наукой стояла важная и непростая цель — объяснение механизмов функционирования языка.

По мнению Витгенштейна, социальная структура должна рассматриваться как система целенаправленных действий, не редуцируемых лишь к реализации индивидуальных намерений личности. Сущность же социальной деятельности (результат таких действий) заключается в следовании правилам. Таким же он видит и функциональную сущность языковой деятельности — следование правилам. «Функционалистская концепция значения» — наиболее важная и полезная идея Витгенштейна была сформулирована в его «Философских заметках». Задача этой концепции состоит в определении связи между значением языкового выражения и его референциальной функцией обозначения. Связь между значением и смыслом — наиболее интересующий нас вопрос. Объективность значения слова и субъективность его осмысления говорящим в процессе общения — недостаточно изученный вопрос в области культуры общения. Необходимо учитывать не только внутриязыковой контекст, но и условия внеязыковой ситуации общения. «Функционалистская теория» и мы ставим значение слова в зависимость от внеречевого контекста.

Эта задача решается современными учеными путем объединения двух принципиально различных типа теоретических концепций: семантической и прагматической. Семантика изучает «идеальный объект» — значение слова в отрыве от реальной ситуации, от речевого акта. Прагматика объясняет связь между индивидуальным лингвистическим опытом личности и интенциональностью высказывания. Объединение этих двух подходов в анализе речевой ситуации является попыткой прояснить отношения между языком и реальностью. Использование результатов исследований лингвистической прагматики в социальных науках — важная, но недостаточно освоенная область знания. Наиболее интересной в этой связи нам кажется область речевой коммуникации. Развитие коммуникации как межпредметной области знания привело к осознанию значения области речевого общения и культуры общения как пространства самореализации личности и связанных с этим проблем.

Речевое общение, изначальной и наиболее значимой формой которого является диалог, не может быть объектом изучения лишь лингвистики уже потому, что осуществляется не только речевыми средствами. Джини Грехем Скотт в книге «Конфликты. Пути их преодоления» отмечает: «Специалисты в области человеческого общения считают, что приблизительно 55% информации мы получаем при неречевом общении, которое сопровождает речевой акт (мимика, жесты). Приблизительно 38% информации дает нам голос, высота тона, тембр и только 7 % содержание сказанного».

В самой природе общения заложена конфликтность как постоянно действующий фактор, ибо общение покоится на совмещении тождества и различия речемыслительных сознаний говорящего и слушающего. Элементы тождества обеспечивают взаимопонимание, а элементы различия —коммуникативный интерес. Однако элементы тождества могут не совсем совпадать и образуют зоны, по-разному приспособленные к созданию некоего общего кода, необходимого для продолжения общения. Выработка общего кода сводится к созданию идеальной ситуации тождества говорящего и слушающего. В реальной ситуации общения мы сталкиваемся с возможностью коммуникативных неудач (КН) и сбоев, т.е. неосуществления или неполного осуществления коммуникативной цели, намерения.

В подавляющем большинстве случаев «вина» в КН адресуется и к коммуникатору, и к реципиенту. Принято выделять три класса причин, вызывающих конфликтные неудачи и сбои.

Порождаемые устройством языка — языковые помехи, т.е. случаи полного или частичного непонимания сказанного, которое провоцируется неадекватной трактовкой языкового знака (слова) со стороны коммуникантов; причиной таких неудач, несовпадений речемыслительного кода говорящего и слушающего могут быть собственно лингвистические причины:

- динамичность языковых единиц,

- многозначность языковых единиц,

- вариативность речевых и текстовых реализаций языковых единиц,

- функционально-семантическая подвижность полей реализации значений слова.

В качестве второй причины КН называют лингво-прагматический сбой. Прагматическая составляющая подразумевает выход на соотнесенность понятий «знак» и «носитель знака». В этом случае мы уже вводим в систему анализа коммуникативной ситуации «человеческий фактор». Ориентация на языковую личность вписывается в общенаучную парадигму о реабилитации роли личности в осмыслении картины мира. Ярким примером тому может служить метафора Эрвина Шредингера о «спектакле перед пустым залом, никому не данным», когда он говорит о роли антропологического подхода в изучении мира. Иначе говоря, языковая система в отрыве от реализации, являющейся творением человека для человека, существует лишь как кодовая система никем не расшифрованных знаков.

Третья причина — отсутствие общего речевого кода общения, связанного с понятием «культура общения». Говорить на одном языке не означает только лишь владение общеязыковыми нормами употребления языка, но и совмещение понятия речемыслительной культуры и цели общения — взаимопонимания.

Развитие культуры общения связано с развитием языковой личности — коммуникативной компетентности и общей культуры личности.